расчетов всего -
Загрузка...
расчетов за сегодня -
Загрузка...
"В ближайшие года два на Донбасс ни ногой"
blokpost.jpgНа юго-востоке Украины идут настоящие боевые действия. Вокруг которых в российских и украинских СМИ бушует информационная война. Но дальнобойщики на свой страх и риск продолжают возить грузы. О том, с чем приходится сталкиваться перевозчикам, с какими проблемами они могут встретиться по пути следования, как бизнес находит общий язык с представителями противоборствующих сторон, - несколько статей из разных СМИ, как российских, так и украинских. "АвтоТрансИнфо" публикует материал с оговоркой, что оценочные суждения в этих статьях могут не совпадать с точкой зрения редакции нашего портала.
Фуры со стройматериалами попали под артобстрел под Славянском
Портал  LifeNews сообщает, что украинские ВС подорвали фуры со стройматериалами под Славянском.
"Вооруженные силы Украины, продолжающие массированный артобстрел Славянска и его окрестностей, нанесли очередной удар по мирным гражданам, - пишет LifeNews. - На сей раз жертвами агрессивной и бесчеловечной политики киевских властей едва не стали обычные водители, перевозящие стройматериалы в Донецкой области.
По словам одного из водителей, их небольшую колонну из двух большегрузов в трехстах метрах от блокпоста ополченцев в Семеновке встретил минометный обстрел военных.
– Едем, вдруг перед нами начали взрываться снаряды. Мы остановились и вышли из машин, сразу после этого были подорваны обе фуры, – вспоминает шокированный водитель.
Мужчины чудом избежали серьезных ранений. Травмы получил лишь водитель грузовика, возглавлявшего колонну, – у него незначительные порезы от разбитого стекла.
– Я вез гипсокартон и различные строительные смеси, мой товарищ – кирпич. Двигались в Соледар по Харьковской трассе, – уточняет один из очевидцев обстрела. – Езжу уже месяц по этой дороге. Ополченцы – хлопцы, нормальные ребята, а эти то воду заберут в наглую, то еще чего.
Уцелевшего после атаки силовиков водителя приютили местные жители. Мужчина даже не представляет, что ему делать: в небе кружат украинские вертолеты, то и дело пускающие в ход ракетные снаряды. Ситуация для него, как и для многих мирных жителей области, пока безвыходная.
Армия, продолжающая так называемую антитеррористическую операцию на юго-востоке страны, возобновила артобстрел Славянска с утра 4 июня. В частности, было сообщение об атаке военных на блокпост ополченцев в Семеновке.
По информации штаба командующего армией самопровозглашенной Донецкой Народной Республики, ополченцам в ходе масштабного авиаудара удалось сбить вертолет Ми-24 украинских вооруженных сил. Он упал в районе блокпоста БЗС.
Накануне премьер-министр самопровозглашенной Донецкой Народной Республики Александр Бородай заявил, что украинской армии крайне важно отвоевать у ополченцев Семеновку и Красный Лиман для того, чтобы взять контроль над Харьковской трассой. Благодаря этому они будут иметь возможность прислать подкрепление".
"Было видно, что ищет причину долбануть прикладом"
Газета.ua публикует рассказ дальнобойщиков, которые везли груз из Полтавы в Славянск:
"- Пока до Славянска добрались - килограммов по 10 потеряли от стресса. На подъезде к городу сплошные блокпосты и везде по 20-30 автоматчиков. Когда груз осматривали, то на уровне лобового стекла возведенные "калаши" держали, - рассказывает полтавчанин 24-летний Иван Кононенко. Четвертый год работает дальнобойщиком с отцом. Возят на Донбасс грузы. Из Славянска чаще всего имеют заказы на водку и пиво. В последний раз ездили две недели тому назад.
- Три года работаем с тамошним бизнесменом, у которого в городе сеть продуктовых магазинов, - продолжает Иван. - За пару недель до поездки отец начал сомневаться, стоит ли ехать. Я его переубедил, потому что был уверен, что наши телевизионщики сгущают краски.
Ехали через Донецк. Оттуда до Славянска - 130 км.
- Последний наш пост встретили в 5 километрах от города. Здесь впервые стало страшно. Один из воинов посоветовал развернуть машину: "Наших каждую ночь обстреливают. Мы хоть в брониках, а вас на раз-два положат". И несет к машине простреленный жилет. Мы заказчику позвонили, он пообещал на въезде в город встретить. Сказал, что ополченцы его не тронут. Посоветовал только ехать со скоростью не выше 20 километров в час.
Блокпосты боевиков начались за 1,5 км до Славянска.
- Первый заметили метров за 300. Баррикады из мешков до 5 метров высотой и флаг России. С отцом переглянулись и паспорта в трусы спрятали. Был уверен, когда трезубец увидят - минимум разобьют морду.
На посту держали 40 мин.
- 10 автоматчиков полезли в кузов и шманали каждый ящик. На чистом русском орали: "Где оружие? Кто такие?!" Объяснили, что в город везем товар. А они не верят. Один высокий в маске, с георгиевской ленточкой на запястье, отвел к посадке, демонстративно возвел курок на автомате и начал о "Правом секторе" расспрашивать. Мол, что слышали, где видели. Говорим, мы о них только слышали, а кто они и что - нам безразлично. Высокий злился. Было видно, что ищет причину минимум долбануть прикладом. Спасло то, что со стороны города минивен выезжал, вся эта стая к нему бросилась. Нам разрешили проскочить.
За полкилометра до Славянска полтавчане наткнулись на второй блокпост.
- Там ребята еще более жесткие. Не чечены, но явно не славяне - кожа смуглая, черноволосые. Человек 30 насчитал. Половина без масок. Тоже по-русски щебетали. Открыли двери и за руки выдернули нас из кабины. Кричат: "Что в кузове, украинские пи...ры?!" Двое отвели нас в сторону, приказали присесть и держать руки за головой. Остальные лазили по машине. Выгребли ящик с водкой и отцовский кошелек с двумя тысячами.
К блокпосту на "Газели" подъехал заказчик товара.
- Начал просить, чтобы нас отпустили, потому что насколько я понял, эти воины склонялись совсем в другую сторону. Те двое, которые нас охраняли, говорили: на войне таких, как мы, стреляют без разбора. Через 30 минут отец попросил сесть на землю, потому что ноги отнимает.
Через час боевики позволили выгрузить товар заказчику.
- Отъехали от поста.
Заказчик говорил, что ополченцы могут передумать и отобрать товар и деньги.
Он взял лишь треть. Говорит: "Это на раздачу ополченцам, все равно ни за что не платят. За остальной товар договорюсь с поставщиком - заберет назад. Бизнес максимум еще пару дней из-за этих уродов протянет", - вспоминает Кононенко. - Рассказывал, что весь город знает, что их терроризируют русские. До половины горожан на их стороне, хотя воевать не хотят. Максимум - принести еды, постирать, деньги дать. За украинское слово могут прибить. Агрессия выше крыши, в основном - гопота и женщины от 40 до 70 лет. Думают, что несут "православный мир". Думают, если от Украины отделятся - заживут не хуже, чем в Советском Союзе. Проукраинских больше. Но если армия не освободит город - будут переходить к ополченцам. Потому что убегать некуда, а у тех оружие.
За 7 часов дальнобойщики доехали в Полтаву.
- С отцом взяли литр водки, потому что руки сами по себе от страха дергались. В ближайших года два на Донбасс ни ногой.
Должны были заработать 5,7 тыс. грн. Получили 2 тыс. Почти половину потратили на бензин".
Груз 200
Корреспондент  Новой газеты провожал россиян, погибших в бою за аэропорт в Донецке 26 мая, из Украины домой. О них не сообщил ни один федеральный канал. Никто не объяснил, в чем их подвиг и как они попали на эту войну:
"На границе в Успенке тихо.
В сторону России никто не едет, и еще пять минут назад скучавшие пограничники теперь удивленно рассматривают фуру с красными крестами и кодом «200» на бортах, медленно обходят с разных сторон, фотографируют на телефоны, пока таможня проверяет справки на груз. Процедура проверки проходит формально, но чувствуется напряжение от непонимания, откуда этот «груз» взялся и кто именно его отправил. Водитель Слава ничего не может объяснить — сегодня с утра «люди, которым он не мог отказать», попросили его отвезти фуру в Россию и сказали только, что это важно.
Заглядываю через плечо офицеру: «Донецьке обласне бюро судово-медичнoi eкспертизи. 29.05.2014. Справка. Дана в том, что ни в трупе г-на Жданович  Сергея Борисовича, 1966 года рождения, ни в гробу нет вложений, перемещение которых через государственную границу Украины запрещено».
Таких справок тридцать одна, по числу гробов, отправленных в этой фуре-холодильнике из Донецка два часа назад.
Колонна из трех машин (машина с сотрудниками милиции, сама фура и еще одна машина — в ней ехали мы, журналисты) выехала из города только под вечер, и пока мы добрались до границы, уже стемнело. В свете фонарей мелькают лица пограничников, разговаривать никому не хочется, все просто ждут, пока закончится проверка, и не отрывают глаз от грузовика.
200_ed.jpg













Внутри фуры 31 гроб, промаркированный наклейками «Донецкая Народная Республика», с гражданами России, которые погибли в Донецке во время боя в аэропорту 26 мая. Слухи об участии россиян в боях в Донецкой области ходили с самого начала военных действий в апреле, но живыми их никто не видел.
Бой в аэропорту Донецка (аэропорт все еще контролируется украинской стороной, несмотря на то, что город — центр самопровозглашенной ДНР) стал самым трагичным за весь период АТО на Донбассе — точное число погибших до сих пор неизвестно, по разным данным, это не менее 50 человек.
На следующий день журналистам показали груду тел в камуфляжной одежде. Они лежали на залитом кровью полу в подвале морга больницы имени Калинина в центре Донецка. Многие были обезображены, у некоторых оторваны головы, отсутствовали конечности. Это были тела тех, кто находился в КамАЗе с ранеными, попавшем под обстрел в районе аэропорта в день боя. Сотрудники морга беспрерывно работали, много курили прямо в помещении, дышать внутри и в радиусе 50 метров от входа было просто невозможно из-за едкого трупного запаха.
В морге не хватило места, поэтому в какой-то момент активисты ДНР пригнали два грузовика-рефрижератора для перевозки продуктов, куда погрузили часть погибших.
Водители грузовиков оставались здесь же, у морга, курили одну сигарету за другой. По их словам, вооруженные ополченцы остановили их на дороге и сказали только: «Нужны машины».
И теперь, когда их «холодильники» загружены трупами, они просто ждут, когда машины освободят.
Со вторника стали приходить местные жители на опознание.
Кто-то искал пропавших родственников, кто-то пришел посмотреть на списки, которых не было. Искать нужное тело в грузовике, где трупы были сложены друг на друга, не представлялось возможным, поэтому тем, кто хотел опознать родственника, сотрудники морга предлагали посмотреть фотографии, которые сделали криминалисты. В среду было известно, что таким образом опознаны только два тела — убитыми оказались жители Донецка Марк Зверев и Эдуард Тюрютиков.
Кому принадлежат остальные тела, оставалось неизвестным до вечера среды.
Тайна открылась самым непредсказуемым образом.
Под конец дня, когда мы с коллегами встретились в кафе отеля за ужином, к нам подошел человек из окружения Александра Бородая, премьер-министра самопровозглашенной Донецкой народной республики. Он сказал, что на следующий день из Донецка в Россию отправится колонна из двух грузовиков с телами, и попросил журналистов об услуге: сопроводить их до границы. Он обещал через полчаса сообщить, куда именно их повезут и кто будет сопровождать «груз», и попросил тогда дать ему ответ, согласны ли мы поехать. Мы были ошеломлены услышанным.
Это было первое признание, что в боях в Донбассе гибнут российские граждане.
Еще две недели назад в соцсетях распространялись слухи о том, что тела россиян, погибших в боях на востоке, тайно переправляют через границу в Россию. Но в ДНР никто это не подтверждал и уж тем более не афишировал.
Теперь руководство ДНР просило корреспондентов об освещении этого события и о сопровождении колонны, вероятно, ожидая атаки со стороны украинских силовиков и рассчитывая, что в присутствии журналистов колонну не тронут.
На следующее утро у морга собралось около ста журналистов международных СМИ. Среди них были камеры и Первого канала, и «России 24», которые впоследствии не передали ни одной новости об этом событии.
Пришли Александр Бородай и Денис Пушилин, самопровозглашенный спикер Верховного совета ДНР.
Они держались отдельно друг от друга, каждый со своим кольцом вооруженной автоматами охраны, каждый отдельно общался с журналистами. Говорили одинаково: что отправляют «груз 200» с российскими добровольцами, приехавшими поддержать борьбу ополчения ДНР, обратно в Россию, что не хотят никаких провокаций, поэтому грузовик поедет без сопровождения вооруженных людей.
Отправку колонны изначально планировали на час дня от морга, и в течение примерно четырех часов журналисты просто ждали, когда гробы загрузят в грузовик
Кроме прессы там были еще сотрудники Калининской больницы, на территории которой находится морг, наблюдавшие за происходящим из любопытства, и родные опознанного местного жителя Марка Зверева, которые пришли на прощание.
Никто из активистов ДНР и жителей Донецка не пришел, не воспользовался последней возможностью попрощаться с «добровольцами, приехавшими на защиту русского народа». Несмотря на большее скопление прессы, это событие все равно казалось тайной, трагедией, которую будут оплакивать только по другую сторону границы.
От морга отправились пустые гробы. Как оказалось, тела погибших были за день до этого перевезены из морга в холодильники фабрики мороженого.
Там и предстояло положить их в гробы и приготовить для отправки в Россию. Грузовик с гробами заехал на территорию, ворота закрыли. В небольшом закутке, огороженном деревянными поддонами от глаз случайных запаздывающих с работы сотрудников фабрики, активисты наспех выносили тела из холодильной камеры, собирали части тел, клали останки сначала в черные пакеты, потом в разноцветные гробы, курили, смотрели по сторонам, загружали гробы в фуру. В это время другие активисты рисовали краской на бортах и крыше грузовика красные кресты и цифры «200».
С тремя коллегами мы поехали от морга за грузовиком с гробами и оказались единственными, кому интересна и важна эта история.
Около семи вечера все тела были загружены в фуру, гробы опечатаны. Активисты вымыли руки, закурили. Российских безымянных добровольцев, приехавших «защищать русских» на востоке Украины, провожали в последний путь домой в грузовике-холодильнике с фабрики мороженого молча. В самопровозглашенной Донецкой народной республике сделали все, что полагали должным сделать для погибших здесь россиян. И наклейка ДНР на гробу должна рассказать родным об их подвиге в Донбассе. Война продолжается, и активисты расходятся по блокпостам.
На трассе грузовик пошел быстро, не останавливаясь на блокпостах ополченцев, не притормаживая в населенных пунктах.
Мы ехали в Успенку. За 4 км до границы грузовик остановился на блокпосту украинских военных. Солдат привычно подошел к кабине, водитель протянул ему документы на «груз»…
Как только военный понял, что внутри, его движения моментально стали резкими, голос громким.
Он позвал других солдат, они окружили машину, направили автоматы с взведенными затворами на створки фуры и приказали водителю их открыть. Солдат долго не верил своим глазам и смотрел то в бумаги на «груз», то на гробы в грузовике. Он не знал, что с этим делать. Военные заметили нашу машину, мы «подозрительно» стояли на некотором расстоянии от фуры и наблюдали. Теперь автоматы уже наставили на нас, но убедившись, что мы журналисты, вернулись к грузовику.
— Откуда гробы? — спросил солдат водителя.
— Из Донецка.
— Кто их отправлял?
— Не знаю, я только получил груженую машину и веду ее к границе.
Все было понятно без слов.
Военный больше не задавал вопросов, проверил документы и приказал водителю встать на обочину за блокпостом. Сотрудники милиции, сидевшие в первой машине, сопровождавшей фуру, вышли и сказали что-то военным. И грузовик пропустили без дополнительных проверок. На границе мы оказались, когда уже стемнело.
Никто не был предупрежден, что особый груз проедет через контроль.
Пограничники механически проверяли документы и машину согласно инструкции. Они пропустили фуру без эмоций, так же как пропустили бы фуру с мешками картошки.
Списки погибших нам так никто и не согласился показать, но несколько имен мы увидели в справках на трупы.
Г-н Жданович Сергей Борисович, 1966 года рождения. В соцсетях про него уже появилась информация. В группе «ВКонтакте» «Афганистан. Ничто не забыто, никто не забыт» пишут, что он был инструктором Центра специального назначения ФСБ России в отставке, ветеран Афганистана и Чечни. Сообщают также, что 19 мая он приехал в Ростов-на-Дону на учения и 26 мая был убит в Донецке.
О Юрии Абросимове, 1982 года рождения, справку на труп которого мы также видели, ничего узнать не удалось.
На некоторых ресурсах в интернете упоминаются некие Александр Власов и Александр Морозов, также граждане России, погибшие у аэропорта в Донецке.
В комментариях их причисляют к героям, называют борцами с фашизмом, призывают читателей поднять их имена на флаг, «бросить комфортную жизнь и объединиться на борьбу с нацистами».
В соцсетях также распространяется письмо, которое называют последней записью Александра Власова на его странице «ВКонтакте», что невозможно проверить, так как в более поздних перепостах указывается, что его страница была удалена.
В этом письме говорится следующее: «Я должен был на днях отбыть в Славянск, я и двое моих друзей. Рассказал матери, объяснил жене, написал завещание, вот только все долги не успел вернуть… Семью готовил месяц, за это время нашлись коридоры через границу и не безразличные мне люди. На пересечении мы должны были получить автоматы, я из-за габаритов и силы — пулемет, экипировку и т.д.».
Далее упоминается, что «канал через Ростов закрылся, депутат один помогал, но так случилось… Второй по ходу накрыло СБУ Украины». О причине своего решения ехать в Донбасс Александр пишет: «Надломила меня Одесса и вся эта ситуация. Я здоровый мужик, не могу сидеть за бабьей спиной и прикрываться работой и детьми».
Когда находишься в Донецке, понимаешь, что информационная война, которая ведется украинскими и российскими СМИ, абсолютно стерла границу реальности и понимания с обеих сторон, что на самом деле происходит сейчас на востоке Украины. Реальными остаются только жертвы этой войны.
Ни один из отечественных федеральных телеканалов, что месяцами бетонируют идею про геноцид русских на востоке Украины и засилье фашистов на западе, так и не сообщил о том, что 31 гражданин России погиб в Донецке 26 мая. Не объяснил, в чем подвиг, ради которого они погибли, как они попали на эту войну, кто открывает «канал через Ростов», кто раздает оружие и кто встречает гробы с наклейками «ДНР». В украинских СМИ погибших назвали наемниками и террористами.
История первого «груза 200», отправленного из Донбасса в Россию, закончилась для нас с коллегами на погранзаставе в Успенке. И мы были единственными, кто провожал россиян, погибших в бою за аэропорт в Донецке, из Украины домой".
Точка невозврата еще не пройдена
Наша газета (издание Луганского областного совета) публикует интервью с председателем наблюдательного совета ЧАО «Автомотозапчасть», председателем правления ассоциации промышленных предприятий Луганщины «МОСТ», депутатом областного совета Андреем Недовесом.
"— В течение последнего десятилетия мы не раз с вами, Андрей Викторович, обсуждали на страницах газеты вопросы, с которыми в разные годы сталкивался бизнес нашей области, в том числе машиностроение и, в частности, ваше предприятие. Были успехи, были провалы, но тогда мы даже представить себе не могли, что когда-либо будем говорить об экономических проблемах, связанных с военными действиями на нашей земле. Однако приходится… Каково сегодня вашему предприятию?
— У нас ситуация более-менее нормальная только потому, что
почти вся наша продукция идет на северо-восток, то есть в Беларусь и Россию. Не знаю причин, могу только догадываться, но сейчас на границах этих стран практически нет проблем – грузы их таможнями оформляются легко, как никогда.
Более того, российские контрагенты «Автомотозапчасти», стремясь поддержать нас в этой сложной ситуации, увеличивают объемы заказов. Предложение подобного рода наш завод получил даже от генерального директора такого гиганта автомобилестроения, как КамАЗ. При том, кстати, что в России работает предприятие, являющееся нашим прямым конкурентом.
Но это, скорее, исключение из правил, островок относительного благополучия в океане проблем, которые свалились в целом на бизнес региона. Большинство предприятий моих коллег, в том числе и входящих в ассоциацию «МОСТ», – в критической ситуации. Они вынуждены сокращать объемы производства, персонал, урезать зарплату, переходить на неполную рабочую неделю. Это способ выжить не собственнику, а предприятию, способ удержать коллектив до лучших времен.
— Как мы уже сообщали, в середине мая возглавляемая вами АПП «МОСТ» инициировала переговоры с противоборствующими сторонами, предлагая в качестве посредника представителей бизнеса области. Эту идею поддержали ваши коллеги из объединения организаций работодателей Луганщины и регионального совета предпринимателей, а также Луганская региональная торгово-промышленная палата. Прошедший 22 мая съезд предпринимателей области создал такую переговорную группу, в состав которой вошли и вы. Что она уже успела сделать? Как идет диалог?
— Идет активно, но пока только с представителями Луганской народной республики. Мы – и от имени съезда, и от каждой общественной организации, его проводившего, направили свои предложения в Киев и Москву, но, к сожалению, оттуда пока никаких сигналов, которые могли бы засвидетельствовать, что нас воспринимают как переговорщиков. Хотя именно
бизнес не преследует никаких политических целей, он незаангажирован, ему нужно то, что и всему населению области: нормальных условий для жизни и работы, в первую очередь – безопасных.
Наша цель – добиться экономического процветания области и страны, хотя на сегодня это сказано слишком громко: тут хотя бы замедлить падение производства.
— Уже есть практические результаты от переговоров с руководством ЛНР?
— Есть. Решаются локальные вопросы, связанные с безопасностью перевозки грузов, охраной общественного порядка. О необходимости неотложного решения именно этих проблем, если помните, говорили участники съезда предпринимателей.
— Если можно, примеры решенных вопросов.
— Существует система международных автомобильных перевозок товаров TIR, упрощающая их административные формальности. Согласно этой системе, груз транспортируется в опломбированных автомобилях, и снять пломбы имеют право только таможенники. А тут фуры стали останавливать на блок-постах, открывать их, проверять.
Это – большие штрафы как для перевозчика, так и для собственника груза. Нашу проблему представители ЛНР поняли, и теперь опечатанную фуру на блок-посту могут разве что на время задержать, чтобы для ее проверки пригласить работника таможни, или отогнать машину на таможню. Для многих наших предприятий, занимающихся внешнеэкономической деятельностью, данный фактор имеет очень большое значение.
Еще один результат переговоров, пожалуй, на сегодня наиболее важный, – организация колл-центра с двумя SOS-телефонами, работающими в круглосуточном режиме как для юридических, так и физических лиц. Если они подвергаются грабежам, если у них неизвестные лица пытаются отнять товар или автомобиль, надо звонить по этим телефонам, и на место выезжает группа быстрого реагирования.
Такие случаи уже есть. Махновщину на нашей земле допустить нельзя. Мы постарались убедить в этом людей, взявших на себя ответственность за положение дел в области.
— Свой вклад в решение очень сложных и крайне неординарных проблем сегодняшнего дня вносит и областной совет – в сущности, единственный легитимный работающий орган власти на Луганщине.
— Да, мы приняли и направили в Киев уже не одно обращение с предложениями вариантов разрешения острейшей ситуации, в которой оказалась область. Надо добиваться, чтобы они были услышаны и учитывались при принятии государственных решений по этому вопросу, иначе все окажемся в тупике. Пока еще точка невозврата не пройдена, надо сделать все для того, чтобы остановить стрельбу, чтобы не лилась человеческая кровь, чтобы матери не приходили к воротам воинских частей забирать из армии своих сыновей, чтобы наши земляки не жили в страхе. Первый и главный необходимый шаг – вывести за пределы области войска. И вести переговоры – через представителей местной власти, деловых кругов, общественных организаций. Нужно находить консенсус, а не воевать".
По материалам LifeNews, Газета.ua, "Новой газеты", "Нашей газеты".
Фото: pravda.com.ua, Мария Турченкова

По материалам: www.ati.su

Хотите индивидуальный расчет? Оставьте заявку и наш специалист свяжется с вами!

Нажимая кнопку "Отправить" Вы соглашаетесь c Пользовательским соглашением и Политикой персональных данных
Нажимая кнопку "Зарегистрироваться" Вы соглашаетесь c Пользовательским соглашением и Политикой персональных данных
×

Обратный звонок

×

Заявка на расчет


×

Заявка на расчет


×